среда, 11 июня 2014 г.

Виталий Сёменов ушел в море матросом, а вернувшись, открыл рекламное агентство и грузинский стритфуд в Парке Горького.





























THE START                                                                                                                          
Я учился в Санкт-петербургском Государственном университете на журфаке. Всегда что-то куда-то писал, и несколько месяцев даже успел поработать экономическим обозревателем в Деловом Петербурге. После ушел в PR, а затем наконец и в маркетинг большой строительной компании. Спустя полтора года успешной работы в прекрасном коллективе с отличнейшей зарплатой и уверенным ростом грянул таки кризис и вся отрасль провалилась, потащив за собой и нас. В итоге меньше чем за месяц все мы, маркетологи, рекламщики и прочие бездельники остались за бортом своих работ. Поиски новых заканчивались ничем. Везде было глухо. Месяца через 3 я, совсем отчаявшись, подошел к принятию, как мне кажется, одного из важнейших решений в моей жизни. 

THE SHIFT
Я решил уйти в море. Обычным матросом. А точней по началу кадетом. Возможно мне в силу моего на тот момент возраста подобное решение далось проще, чем кому-то из моих коллег. И так я стал матросом. Как это принято говорить у людей, к морю не имеющих прямого отношения - моряком. К слову, зарплата обычного матроса палубной команды разнится от 250 до 500 долларов в месяц. На судне нет выходных, а рабочий день начинается в восемь утра и заканчивается ужином в 6 вечера, прерываясь лишь на полчаса обеда. Очень тяжелый труд в экстремальных условиях в компании простых и разных мужиков. Мне очень повезло с командой, это были прекрасные люди и многие из них стали мне друзьями, а некоторые остаются ими и по сей день. Я бесконечно могу вспоминать боцмана Иваныча с его синтаксически виртуозными умениями доносить до нас новое о нас же и о качестве нашей работы. Моториста Валеру, который в мой первый вечер на пароходе своей речью вызвал во мне ненависть ко всей вселенной и этому месту в частности, а после обнимавшего меня в портовом баре Итажаи, где мы были уже по настоящему друзьями и пили какую-то дешевую отвратительную кашасу. И про Егора, который теперь наверное уже самый молодой старпом в мире, и Юру, который в Керчи и с которым мы переживали 9 баллов в Северном море и делали вид что так себе, ничего особенного, и треху Мишу, потратившего большую часть зарплаты на разговоры по спутнику со своей Ирой. И Ваню Сикорского, вломившегося ко мне в каюту со стаканом водки во вторую ночь моего первого перехода…Это было прекрасное время и я еще обязательно туда вернусь. Я провел в море 4,5 месяца. Переход в Бразилию 21 день из Петербурга без заходов в порты и обратно. Экватор дважды. Рейд в Дании почти 70 дней. Шторм, киты, черепахи, внештатные ситуации и море..
Вернувшись в Петербург я совершенно отчетливо понимал что делать. Мой план следовать общим курсом в поисках работы потерпел провал, и посему я решил работу придумать.

THE NEW LIFE
Я открыл рекламное агентство в Москве и переехал. В какой-то момент, буквально недавно, я наконец получил коллег - единомышленников, которых я очень люблю и которыми горжусь, они учат меня многому, а я стараюсь быть для них скорей товарищем, чем начальником.
Спустя год жизни в Москве я неожиданно для себя ее полюбил. И людей, который как-то вдруг появились и теперь со мной. Прекрасные и честные люди.
Моя мама грузинка, и грузинские традиции для меня очень важны, они по сути часть меня. Тина (так зовут мою маму) долгое время занималась едой, у нее было поочередно несколько кафе. Я еще со школы проводил сотни часов на кухнях, и очень это любил. Резал зелень, что то взбивал. Я никогда не мечтал о ресторане, мне просто нравилось готовить, и чтобы друзья обязательно выпивали рядом, а после ели и им было по-настоящему вкусно. К несчастью, в какой-то момент все вокруг внезапно стали в еде разбираться, готовить эти пасты, снимать на фотокамеру и выкладывать куда ни лень. Это стало для меня серьезным испытанием, и если честно, я думал что уже никогда не вернусь к еде. И даже появление газовой плиты в моем доме меня никак не изменило. Но вдруг это псевдо-поварское безумие прекратилось так же внезапно. И вот уже почти год назад один мой армянско-ньюйоркский друг ресторатор (на утро после очередного празднования) настоял переходить от слов к делу, и вот теперь все мое свободное от основной работы время я посвящаю затее AC DC в Тбилиси. Хотя, если честно, все сложней теперь выделять основное. Грузинский стритфуд, правильные пропорции, новые формы привычных вкусов и юмор - вот чем мы занимаемся и очень нам это нравится.